Skip to content Skip to sidebar Skip to footer

Великан Сурт

Сурт — Король Огня в скандинавской мифологии, Владыка Муспелльхейма, мира огненных великанов. Вначале не было ничего, кроме зияющей черной бездны Гиннунгагап, но затем из тьмы явился Сурт со своим пламенным мечом. Этим мечом он коснулся темной земли, и та озарилась и превратилась в Мир Огня. Затем огненный мир сблизился с первозданным Миром Льда, Нифльхеймом. Когда огонь Муспелльхейма согрел промерзшую землю Нифльхейма и растопил лед, из-подо льда вышел первозданный инеистый великан Имир, а с ним — Великая Корова, Аудумла. Так, согласно скандинавскому мифу, все живое родилось от союза огня и льда. 
 
Дети Сурта — огненные великаны — в конце концов встретились с детьми Имира и стали вступать с ними в браки. Наследие Сурта дает о себе знать во многих огненных великанах младших поколений — таких, как Фарбаути и его сын Локи. Сурт — самый древний из ныне живущих обитателей Девяти миров. Он стоял у истока миров, озаряя тьму своим огромным мечом (или, быть может, посохом) из огня и света. Имя этому мечу — Лэватайн. Сам Сурт редко соглашается говорить о том, откуда он взялся или что привело его в этот мир; и, по правде сказать, это еще один из вопросов, задавать которые ему было бы глупо. Он весьма вспыльчив, и если вы его рассердите, то обеспечите себе неприятности с огнем на несколько недель вперед. 
 
Сурт — приемный отец Локи, вырастивший его как собственного сына. Говорят, что когда Лаувейе, матери Локи, настал срок разродиться, она пришла в Муспелльхейм и легла в самый большой очаг в доме Сурта. Сурт тесно общается с Хелой (и относится к ней с большим уважением). Их объединяет, так сказать, совместный проект: строительство великого Корабля Рагнарёка — Нагльфара. Хотя Сурт гораздо старше Хелы, он, подобно многим другим этинам, величает ее Госпожой. 
 
Сурт знает все о свойствах огня любого рода и в особенности (хотя об этом мало кто с ним говорит) — о том первозданном огне, из которого сделаны звезды. Глубина его познаний о солнцах и звездах за пределами Девяти миров не просто изумляет, но и заставляет всерьез задуматься о его происхождении. Разумеется, он сведущ и во всем, что касается тепловой тяги и энергии. 
 
Как утверждается в «Прорицании вёльвы», если настанет Рагнарёк, то Сурт и его дети объединятся с легионами мертвецов из мира Хелы и выступят сообща против сил Асгарда. Предсказано, что, если это случится, то Сурт убьет бога Фрейра: когда-то Фрейр отдал свой меч в качестве выкупа за невесту, и из оружия у него остался только олений рог. В завершение Рагнарёка пламя пожрет весь мир, но Сурт возродит его вновь. 
 
Сурт Черный 
Эбби Хеласдоттир 
 
Сурт скачет первым, 
а впереди и позади него полыхает пламя. 
Славный у него меч: 
ярче свет от того меча, чем от солнца 
 
Происхождение Сурта теряется во тьме времен: уже на заре всего сущего он обитал среди первозданных огней Муспелльхейма. Первородство Сурта иногда толкуют как указание на то, что в древности, до того, как появились пантеоны асов и ванов, он почитался как один из важнейших богов — возможно, наряду с Хелой. Он был живым воплощением огней Муспелльхейма, а Хела — льдов Нифльхейма. В более поздних мифах Сурт предстает как правитель Муспелльхейма, владыка его глубоких долин. И он же — страж этой безводной земли, стоящий у врат ее со своим огненным мечом, свет которого затмевает сияние самой богини солнца. 
Муспелльхейм — это царство созидания и разрушения. Искры, вылетевшие из него когда-то, были укреплены на небе и стали звездами; и из него же были взяты и впряжены в две колесницы два огненных диска, поныне странствующие по небу как солнце и луна. Таким образом, Сурт обладает силой творца; ему принадлежит не только огонь, положивший начало многим изобретениям, но и, что гораздо важнее, сам огненный дух созидания и новых открытий. Именно из его владений вырвался первозданный огонь, смешавшийся с первозданным льдом Нифльхейма в бездне Гиннунгагап. Но он же в конце концов и уничтожит все, что сотворила Природа. В завершение Рагнарёка, последней битвы на поле Вигрид, Сурт осыпает своими огненными факелами небеса, землю и все Девять миров — и мироздание сгорает дотла: 
 
Дыханье огня объяло 
древо, питавшее мир, 
высокое пламя бушует, 
вздымаясь до самых небес. 
 
Так гибнет все живое, кроме тех немногих, кому удалось спрятаться под корнями Мирового Древа, и еще нескольких сущностей, в которых Вирд обрел самое чистое выражение. Сурт тоже выживает, ибо он сам — огонь, а потому не может погибнуть от огня. Этот рёкк — дух творения и разрушения — переходит в новый мир как олицетворение космического закона. 
Некоторые ассоциируют огненные факелы Сурта и самого Сурта с кометами. В описании Рагнарёка из «Видения Гюльви» говорится: «В этом грохоте раскалывается небо, и несутся сверху сыны Муспелля. Сурт скачет первым, а впереди и позади него полыхает пламя. Славный у него меч: ярче свет от того меча, чем от солнца». Этот эффектный образ и впрямь напоминает пылающую комету. Как и Сурт, комета — сила одновременно и разрушительная, и созидательная. Кроме того, Сурт связан с вулканами; в честь него получил свое название один из самых молодых в мире вулканических островов — остров Суртсей у побережья Исландии. 
 
Астрологическое соответствие Сурта — созвездие Волопаса и, в особенности, ярчайшая звезда этого созвездия, Арктур. Плиний называл ее «horridum sidus», а Гиппократ утверждал, что на восходе она пагубно влияет на всякого, кто имел несчастье заболеть в это время. Неблагоприятный характер носит эта звезда и в мифах лапландцев, играя роль, схожую с той, которая отведена Сурту в Рагнарёке: «Когда Арктур собьет своей стрелой Северный Гвоздь в последний день, небо рухнет и раздавит землю, и от него загорится весь мир». В этом пророчестве присутствует мотив, общий для многих астральных мифов, — мотив лука и стрел как орудий некоей космической катастрофы или перемены. Но что самое замечательное здесь — так это тесная параллель между ролью Арктура и ролью, которая отводится Сурту в скандинавском мифе о Рагнарёке. 
 
Сурт — не только первое и последнее действующее лицо в разрушении миропорядка асов: он еще и занимает важное место в утверждении нового, возрожденного мира. От эпохи поклонения Одину и до наших дней почти все авторы, ориентированные на культ асов, намеренно игнорируют эту роль Сурта, но намек на нее содержится в «Младшей Эдде» Снорри Стурлусона — правда, только в одной версии, известной как Упсальская рукопись. В ней сказано, что «есть много хороших чертогов и много дурных; но лучше всего — жить в Гимле у Сурта». Как говорится в «Прорицании вёльвы», Гимле — это чертог, крытый золотом и сияющий светлее солнца; стоит он у южного края неба. Именно здесь возникает новый космический порядок; здесь возрождается человечество от двух новых прародителей — Лива и Ливтрасир. Хозяин Гимле — Сурт, которого называют королем вечного блаженства и владыкой южного предела небес. Предполагалось даже, что Сурт и есть тот таинственный «могучий властелин», который придет править миром после Рагнарёка. Но обычно упоминание о нем считается позднейшей христианской вставкой, связанной с мессианским мифом. 
 
Эпитет Сурта — «Черный»; схожим образом имя древнеегипетского бога Сета означает «черный» или «обожженный». Как и Сурт, Сет ассоциировался с вулканами; один из многих его титулов — «бог вулканов». Этим объясняется, почему обоих богов называли «черными»: когда ярко-красная вулканическая магма или лава застывает и отвердевает, она становится черной и блестящей, как гагат. В связи с толкованием огней Муспелльхейма как созидательной и животворной силы интересно замечание Марии Гимбутас о том, что в древние времена в Европе черный цвет считался символом жизни. Черный был цветом плодородной почвы, а белый — цветом смерти. Чернота Сурта и застывшей лавы в определенном смысле тоже символизирует жизнь. 
 
Соответствия Сурта 
Руна — Совило 
Растение – Омела 
Дерево — можжевельник 
Камень — гелиотроп 
Животное — медведь 
Цвет — оранжевый 
Элемент — дух 
Планета — Марс 
Направление — внутрь 
Орган — сердце 
Созвездие — Волопас

Оставить комментарий

«Три Норны» © All rights reserved.